Главная » [СОВЕТУЮ] » Жизнь замечательных людей » Юрий Розум: "Так совпало, что мы открыли Международную музыкальную школу на Мальте в День музыки"

Юрий Розум: "Так совпало, что мы открыли Международную музыкальную школу на Мальте в День музыки"

Интервью с легендарным пианистом

Юрий Розум
Фото с веб-сайта http://www.rozumfund.ru

На следующий день после великолепного концерта, прошедшего 4 мая 2014 года в Открытом театре (Валлетта), мы встретились с Юрием Розумом для короткой беседы. Первоначально мы хотели посвятить разговор Мальте (гений места обязывал), однако удалось обсудить и благотворительную деятельность Юрия Розума, и проект международной музыкальной школы его имени, а также узнать много интересных фактов из биографии прославленного пианиста. Надо отметить, что Юрий Розум - потрясающий рассказчик!

 

- Юрий, здравствуйте! В судьбе Вашей и истории Вашей семьи есть удивительная "линия Шопена" - даже не зная ничего об этом, слушатели юбилейного концерта в Валлетте наверняка почувствовали Ваше особое, трепетное отношение к этому композитору. Расскажите об этом чуть подробнее, пожалуйста!
- История начинается со знакомства моих дедушки и бабушки. Дед не был музыкантом (он из семьи священнослужителя), но обожал музыку, причем самых разных жанров - и классику, и народные песни, и цыганские романсы. Он часто ходил на концерты и вот однажды в Туле он услышал, как юная пианистка исполняла Шопена... Дед понял, что влюбился бесповоротно, а музыка вселила в него уверенность, что он добьется ее руки. На следующий день он нашел ее в городском парке. Завязалось знакомство, которое затем переросло в роман. Но она уже была замужем. Тогда дед, человек волевого и горячего нрава, отправился к ее первому мужу, захватив с собой револьвер с двумя пулями – для себя и для соперника...

- История окончилась благополучно?
- По счастью, да, благодаря мудрости бабушкиного первого мужа. 

- Получается, что Шопен таким необычным образом привел Вас к главному выбору жизни - профессии музыканта?
- Не только он, конечно: я с детства был окружен музыкой благодаря деду, бабушке. Мои родители также были музыкантами: мама, Галина Рождественская, -профессор, дирижер-хормейстер, отец, Александр Розум - известный певец... 

- Так что вся семья дружно поддерживала Вас в музыкальных начинаниях?
- Все обстояло немного по-другому: родители были вечно заняты работой, гастролями, а дома со мной сидел дедушка, считавшийся, так сказать, гарантом моих занятий музыкой. Он был уже на пенсии, с подорванным здоровьем (пострадал от сталинских репрессий) и... покрывал мою природную лень. 

- То есть?
- Очень просто: я бил баклуши, а дед говорил моим родителям, что я занимался. Так продолжалось где-то до 8 класса, а с 9-го взялся я наконец за ум. 

- Что же вдруг изменилось?
- К тому времени я поднакопил музыкальных впечатлений, которые мне уже захотелось разделить со слушателями. Моя первая учительница, Анна Даниловна Артоболевская, помогла мне развить любовь к музыке, за что я ей бесконечно благодарен. Однако этого было недостаточно - учится-то мне было лень... И только с появлением в моей жизни народного артиста РСФСР, профессора Евгения Васильевича Малинина все пошло по-другому: ему удалось, образно говоря, скрутить меня в бараний рог и заставить серьезно заниматься. Так, я за довольно короткое время из ординарных учеников Центральной музыкальной школы выбился в сильнейшие и в Консерваторию поступил с самым высоким баллом - 98 из 100. 

- У Вас необычно сложилась и карьера исполнителя...
- Серьезная концертная жизнь моя началась с горбачевской перестройки, когда границу стали потихоньку открывать. Надо понимать, что к тому времени репутация советских исполнителей была уже порядком подмочена... 

- С чем это было связано?
- Во времена "границы на замке" на гастроли могли выезжать единицы, и это, как правило, были профессионалы высочайшего уровня - Ойстрах, Коган, Ростропович... Поэтому зарубежный слушатель считал, что такой исполнительский уровень для музыкантов из СССР – это норма. Но едва открыли границу, на Запад ринулись буквально все, а в основном, конечно, проныры. Публика, привыкшая к высочайшему уровню советских музыкантов, по привычке встречала их на ура, ведь они были соотечественниками тех титанов... Через пару лет, однако, зарубежный слушатель разобрался, кто есть кто, и именно оттуда берет начало всеобщее недоверие к русской фортепианной школе, которая якобы учит "играть громко и быстро". 

- Получается, Вы начали свою концертную деятельность в очень неблагоприятный период. И почему так поздно?
- Я ведь долгое время был невыездным, носил клеймо антисоветчика - за то, что делал запрещенные в то время вещи: открыто читал антисоветскую литературу, ходил на исповедь и т.п. А главное, всех считал друзьями, которым все доверял. "Дружили" же со мной многие из престижа (как-никак я считался сильнейшим музыкантом на курсе), а потом не без помощи этих "друзей" все двери для меня оказались закрыты. В 1975 году меня снимают с международного конкурса в Брюсселе, и я становлюсь невыездным на весь перид обучения в Консерватории и службы в армии. После этого под бдительным контролем госбезопасности мне разрешают принимать участие в конкурсах – Монреаль, Барселона, Мадрид, - но всякий раз КГБ отвечает отказом: "он не может", "он занят", "он болеет"... Так как ничего не стоит на месте, проходят новые конкурсы и появляются новые имена, обо мне постепенно забывают.

Впервые я оказался на "капиталистическом Западе" только в 1991 году, причем по частному приглашению. Играл в маленьком концертном зале где-то в районе Штутгарта. То есть начал все буквально с нуля! После этого концерта мною заинтересовались, и начали поступать различные предложения. 

- Хотелось после всего этого уехать?
- Нет, что Вы! Я очень люблю Россию, Москву, Подмосковье... Для меня они больше, чем места, связанные со счастливыми и горестными воспоминаниями, с историей моей семьи... Я смело могу сказать, что Москва - это я сам, это моя жизнь. Так что уезжать я никогда не хотел, а с тех пор, как перестал быть невыездным, этот вопрос утратил всякую актуальность. 

- Двадцать лет назад Вы решили заняться благотворительной деятельностью - поддержкой талантливых детей. Как Вы пришли именно к такой форме благотворительности?
- Это не самая распространенная в России форма такого рода деятельности, надо сказать, и собирать средства довольно нелегко. В этом наше отличие от Америки: в США богатые инвесторы открывают концертные залы и помогают талантам, чтобы таким образом войти в историю. В России же легче собрать средства на лечение больных детей, чем на поддержку талантливых. Наверное, это связано с менталитетом: больного жалко, а талантливого чего жалеть - он априори должен быть счастлив, раз у него способности. Но не все так просто: талант может быть и губительным для своего носителя. Если не поддерживать, не развивать и не направлять в нужное русло творческую энергию человека, он все равно будет искать выход, но уже в деструктивной деятельности - алкоголизме ли, наркомании, а то и уйдет в криминальный бизнес. 

- Но Фонд Юрия Розума наверняка не единственный в своем роде.
- Конечно, существуют и другие программы поддержки талантов, однако в большинстве своем они представляют собой концертные агенства, которые не выплачивают стипендии, а организуют активную концертную деятельность. Все в этом случае довольны: родители видят, что чада постоянно выступают, детям нравится быть на сцене, а фонд зарабатывает лишние баллы своей репутации.  

- Что плохого в том, что дети выступают?
- Понимаете, до определенного уровня любой исполнитель должен больше накапливать, чем расточать - оттачивать технику, развивать музыкальные впечатления, расти внутренне. Выступая на сцене, он все это расходует - и это помимо того, что он находится в стрессовом состоянии. Если для зрелого исполнителя это не страшно, то для юного хорошо только в очень небольших дозах. Не зря ­­­Лев Наумов, гениальный педагог XX века и мой учитель, вообще запрещал своим ученикам участвовать в некоторых подобных мероприятиях!    

- В чем же уникальность подхода к талантливым студентам в Фонде Юрия Розума?
- Во-первых, количество подопечных небольшое (60 - 70 студентов). Их мы отбираем на специальных прослушиваниях. Но бывают исключения, когда мы берем детей без предварительного отбора – в России гении могут появляться где угодно и вопреки всем мыслимым условиям. Во-вторых, мы платим им значительные стипендии, что очень мотивирует молодых музыкантов, помогаем с музыкальными инструментами, участием в концертах, организуем встречи с выдающимися музыкантами. И, может быть, самое главное: мы их приучаем к благотворительности с младых ногтей. Участвуя в подобных акциях, ребенок видит, что своим талантом он реально может поддержать сверстника в трудной ситуации и понимает, что искусство способно изменить мир к лучшему.  

Юрий Розум на юбилейном концерте (4 мая 2014 года)
Юрий Розум
на юбилейном концерте (4 мая 2014 года)
Фото из Facebook МССА https://www.facebook.com/mccaculture

- С чего началась Ваша "мальтийская история"?
- Год назад я приехал на Мальту со своими друзьями, Клубом православных меценатов. Это объединение людей, которые пропагандируют православное искусство и веру, устраивая по всему миру выставки уникальных икон из российских монастырей. Во время этой поездки я познакомился с д-ром Джорджем Абелой, бывшим тогда Президентом Мальты, и четой Бодиштяну. Тогда же зародилась идея открыть на Мальте Международную музыкальную школу. Кстати, очень интересно получилось: церемонию открытия мы решили провести 1 октября 2013 года безо всякой задней мысли, а чуть позже выяснилось что именно в этот день мир отмечает Международный день музыки!  

- Потрясающее совпадение - да совпадение ли это?..
- Вообще, я уже давно замечаю, что случайностей не бывает, и сама жизнь ведет меня, вдохновляя на те или иные инициативы. Из-за огромной занятости у меня не хватает времени на долгое обдумывание чего-либо (помимо благотворительности, я играю более 300 концертов в год, воспитываю студентов, заведую кафедрой специального фортепиано в Академии музыки имени Гнесиных), но уже много лет получается, что Провидение расставляет все на свои места. Значит, путь верен. Однако очень многое предстоит еще сделать, в частности и для международной музыкальной школы на Мальте. 

- В каких направлениях?
- Во-первых, нужно обеспечить ее необходимыми методическими материалами, которых на Мальте нет. Во-вторых, наладить регулярное творческое общение. В-третьих, сотрудничать с различными культурными проектами.  

- Видно, что Мальта Вам нравится, раз Вы решили подарить ей такой многообещающий проект. Чем же именно полюбился остров?
- Он многопланов. Конечно, мне очень нравится близость моря (возможно, потому что мой зодиакальный знак - Рыбы?). Он разнообразен: пустынный выжженный берег и тенистые зеленые сады в центре острова.   

- Появились ли уже какие-то любимые места на Мальте?
- Это, безусловно, Мдина, Президентский дворец в Аттарде, где я давал концерт в свой первый приезд на Мальту и, конечно, международная музыкальная школа имени Юрия Розума. Для меня также очень важно, что на Мальте я подружился со многими замечательными людьми, энергичными, позитивными, с массой идей и проектов, которым я очень благодарен. 

- С своей стороны жители и гости Мальты, безусловно, очень благодарны Вам за Ваш юбилейный концерт, который прошел 4 мая в Открытом театре Валлетты. Высокое искусство в тот вечер победило и неожиданный для начала мая холод, и сильный ветер: это так хотя бы потому, что зрителей к концу концерта было явно больше, чем в его начале.
- А я со своей стороны благодарю Правительство Москвы за организацию этого события. Мне это особенно важно, поскольку это событие на Мальте входит в серию юбилейных концертов, которые в этом году я даю по всему миру.

 

© Светлана Велла
Опубликовано в газете "Русская Мальта" № 24 (1) от 15 мая 2014 года в рамках
моей работы со Средиземноморским центром в сфере культуры и искусства (МССА)



ОтменитьДобавить комментарий

Разработка сайта WOW Studio
Контакты:
Как связаться
Разработка сайта WOW Studio