Главная » [СОВЕТУЮ] » Жизнь замечательных людей » Юлиан Милкис: «Пока живы люди, жива и музыка!»

Юлиан Милкис: «Пока живы люди, жива и музыка!»


 

Фото взято с сайта maltafest.eu

Одним из нововведений III Мальтийского Международного Музыкального фестиваля стали мастер-классы и конкурсы для целого ряда духовых инструментов. Благодаря этому мы познакомились с одним из ведущих кларнетистов нашего времени – Юлианом Милкисом, чьи судьба и творчество полны головокружительных поворотов и неожиданных совпадений...

- Юлиан, Вы эмигрировали в Канаду в середине 70-х. Не было ощущения, что начинаете жизнь с нуля?

- Я уехал  с родителями, будучи еще подростком, а жизнь в таком возрасте, в любом случае, только начинается.

- В Ленинграде Вы, сын скрипача и пианистки, учились в специализированной школе при консерватории. Обосновавшись в Канаде, Вы решили продолжить музыкальную карьеру.  Чем был обусловлен такой выбор?

-На самом деле, выбора как такового не было, я же выходец из «музыкальной семьи». Первый год, правда, оказался потерянным – мой учитель, известный музыкант, дал мне не больше семи уроков за все время – ну неинтересно было ему преподавать... Я впал в отчаяние и даже поступил в Вермонте на факультет русской литературы и языка (это мое второе высшее образование), но спустя какое-то время вернулся к музыке. Почему? Просто мне однажды приснился сон, что я больше не могу играть... я проснулся в холодном поту и понял, что дальше так жить не смогу и надо срочно что-то с этим делать.

- И вот теперь Вы - один из ярчайших исполнителей музыкального стиля «кроссовер». По-английски это что-то вроде «смешения стилей», а по-русски?

- Значение то же, но в нашем языке закрепилось именно английское название этого направления современной классической музыки...

- Тут мы незаметно подошли к весьма острому вопросу – а существует ли она, современная классическая музыка, не оксюморон ли это? Довольно широко распространено мнение, что , мол, на Шостаковиче классическая музыка закончилась.

- Конечно, я знаком с этим утверждением. Но знаете что... Покуда живы люди, жива и музыка. А уж чьи имена останутся в истории как выразителей звучания нашей эпохи, рассудит время.  Так что не стоит отчаиваться: пока есть жизнь – есть все!

- Спасибо, утешили! Но в таком случае, если классическая музыка постоянно продолжает развиваться, получается, что джаз, который Вы часто исполняете и которому учились у самого Бенни Гудмана, – это ее естественное продолжение?

- Именно так. В начале июня мы привозим на Мальту концертную программу, которая будет называться «От барокко к джазу» - уверен, что, посетив концерт, вы самостоятельно найдете ответ на этот вопрос. У этих двух стилей, на самом деле, много общего – есть главная тема, которая затем обыгрывается, опевается (в джазе это называется импровизацией), слышен четкий ритм, наконец, задан единый темп (это не пьесы композиторов-романтиков, в которых, наоборот, можно некоторые фразы замедлять или ускорять). В данном случае мы имеем в виду, конечно, классический джаз 30 – 40х годов XX века. Что касается Бенни Гудмана, то хотел бы уточнить: с ним я занимался только классикой, но постоянно слышал его "джазовый" звук на уроках.

- Кто из современных композиторов, по Вашему мнению, выразил наше время?

- Несомненно, Гия Канчели – грузинский композитор и наш современник. С этим именем связан большой эпизод моей жизни. Все началось много лет назад с радио в машине по дороге из Нью-Йорка в Бостон – оттуда вдруг полилась такая музыка, что мне пришлось буквально съехать с дороги и остановиться, так я был потрясен. Спустя 10 лет состоялось мое личное знакомство с Канчели (у моего однокашника, известного пианиста Аркадия Ценципера, с которым вы уже не раз пересекались в рамках Мальтийского Международного Музыкального Фестиваля). Композитор вручил мне партитуру «Ночных молитв», переписанную под кларнет. Что хочу сказать... где бы я ни исполнял это произведение, во всех странах наблюдаю одну и ту же картину – половина зала в слезах. Почему же так влияет эта добрая, весьма скупыми средствами выраженная музыка на слушателей? Наверное, можно ответить так: ее гениальная простота вводит людей в шок.

Еще хотелось бы назвать имя Валентина Сильвестрова. Я более чем уверен, что этот композитор общается по беспроподному телефону с Богом.

- Беседуя с выдающимися музыкантами, часто слышишь о творческих союзах исполнителей и композиторов, в которых зачастую вторые пишут свои произведения «под» первых. Это феномен нашего времени?

- Вовсе нет – это явление того же порядка, что и тандем художника с его Музой в ее земном воплощении. Будучи кларнетистом, могу привести примеры из истории, когда великие композиторы-классики или романтики буквально «влюблялись» в исполнителей на кларнете, что вдохновляло их на создание музыкальных шедевров. Это, прежде всего, творческие союзы Моцарта и Штадлера, Вебера и Бермана, Брамса и Мюльфельда. Опять же, хрестоматийный пример – Мстислав Ростропович...

- В таком случае, какие композиторы «пишут под» Вас?

- Я сотрудничаю с несколькими композиторами, и в частности, с Диком Хайменом - он посвятил мне свой «Рэгтайм-концерт», который впервые был исполнен в Хельсинки в 2012 году, и Алексеем Шором. С их произведениями вы как раз сможете познакомиться на наших концертах, которые пройдут на Мальте совсем скоро, в начале июня.

 

© Беседовала Светлана Велла
Опубликовано в газете «Русская Мальта» (май 2015)



ОтменитьДобавить комментарий

Разработка сайта WOW Studio
Контакты:
Как связаться
Разработка сайта WOW Studio